Технологии

Эхо войны: что будет с инфляцией и безработицей в России

Война России с Украиной приведет к спаду мировой экономики — аналитики уже скорректировали в сторону уменьшения прогноз по росту ВВП США и Еврозоны. Но все это мелочи по сравнению с тем, что ожидает саму Россию — по мнению многих экспертов может разразиться кризис, которого еще не было в новейшей истории страны. 

Мы разобрались, какими будут основные показатели российской экономики, непосредственно оказывающие влияние на жизнь простых людей. Некоторые эксперты комментировали грядущий кризис исключительно не под запись, поскольку даже говорить о его реальных масштабах, по их мнению, уже опасно.   

План «Крепость»

Экономика России стала замыкаться на себя еще с 2014 года. 

«Мы слабо были вовлечены в мировое разделение труда, и многие процессы протекали внутри страны. Учитывая, что сырье у нас собственное, представлялось, что для производства товаров ничего больше не нужно», — рассказывает главный экономист «ПФ-капитал» Евгений Надоршин. 

В последнее время план «Крепость — кругом враги» внедрялся особенно явно — чего только стоит просочившаяся в СМИ информация о том, что еще за месяц до начала войны аналитики ЦБ, «Сбера» и ВТБ просчитывали, к каким экономическим последствиям приведет конфликт. Правда, тогда признание суверенитета самопровозглашенных «ДНР» и «ЛНР» рассматривался как самый жесткий сценарий — то, что дело дойдет до полномасштабной войны, никто и представить не мог. 

Согласно расчетам финансистов, даже в случае оккупации части Украины, это приведет к сильному падению, ВВП — примерно на 10%, резкому росту безработицы — до 12%, снижению доходов населения, росту ключевой ставки до 20-30%, росту курса доллара до 150-200 рублей и, конечно же, задержке развития страны из-за технологического эмбарго. Сейчас даже эти прогнозы выглядят оптимистичными.

Макроэкономическая стабильность основывалась на убеждении, что Россия может выдержать внешние шоки — за счет экспорта углеводородов, от которого никто не откажется. И за счет огромных золотовалютных резервов, на которых точно можно прожить несколько лет. Но панические решения правительства — принудительная конвертация валютных вкладов, жесточайший валютный контроль, обязательство экспортеров продавать 80% валютной выручки — говорят о том, что власти не были готовы к столь серьезному противостоянию со всем западным миром.

Экспорт углеводородов может серьезно пострадать — США, Канада, некоторые другие страны отказываются от российской нефти и газа. Пока это не сильно влияет на объем отгрузки энергоносителей, но ведь это только начало. Уже сейчас Евросоюз поставил цель — постепенно отказаться от экспорта ресурсов из России, сообщает Reuters. Этот столп российской экономики не то чтобы рухнул, но серьезно шатается. 

«То, что Запад проявляет решимость все же это сделать сейчас, на мой взгляд, очевидно, и никто не будет, особенно живя по соседству, рассчитывать на столь ненадежного поставщика», — говорил недавно экономист Олег Буклемишев.

С резервами Центробанка тоже не все хорошо. В правительстве явно не были готовы к тому, что половина из $630 млрд будут заморожены. Существенная часть из оставшихся у правительства средств представлена в виде золота в хранилищах, а это низколиквидный актив. Понятно, что сразу большую партию золота продать затруднительно, это просто обрушит рынок. Плюс, это довольно сложно сделать с технической точки зрения. 

С начала войны ЦБ не проводит валютные интервенции для поддержания курса — значит, средств для этого просто нет. Впервые в новейшей истории над Россией нависла угроза дефолта по внешним обязательствам. В марте страна должна заплатить кредиторам около $700 млн — сумма по довоенным временам смешная. Но и этих денег у ЦБ может не оказаться, считают все западные рейтинговые агентства. Fitch понизил долгосрочный рейтинг России в иностранной валюте с B до C. 

«Понижение рейтинга до С отражает мнение Fitch о неизбежности суверенного дефолта», — указано в отчете агентства.

Выходит так, что российская экономика хотя и готовилась к осаде, но уже сейчас несет огромные потери. А что же будет к концу года?

Что будет дальше

Экономисты делают достаточно пессимистичные прогнозы относительно будущего. Например, JPMorgan Chase и Goldman Sachs пишут о падении ВВП в этом году на 7%. Bloomberg Economics считает, что спад экономики составит 9%, а если будут введены санкции против экспорта нефти и газа (а именно это сейчас и происходит) — то и все 14%. В Институте международных финансов (крупная международная аналитическая организация) считают, что по итогам года можно ожидать сокращения ВВП на 15%. 

«Россия уже никогда не будет прежней», — говорит главный экономист IIF Робин Брукс. 

В опубликованном макроэкономическом опросе Центробанка (составляется на основе данных, собранных у 34 банков, инвестиционных компаний, экспертных институтов), указано, что в 2022 году ВВП снизится на 8%.

Что касается роста цен, то на этот счет также много оценок. Инфляционный шок уже наступил, свидетельствуют данные Росстата. Только за одну неделю, с 26 февраля по 4 марта, потребительские цены выросли на 2,22%. И это еще цветочки, говорит не под запись один из опрошенных экспертов. Пока эффект от сильного обесценивания рубля и ограничения импорта слабо отразились в инфляционной статистике, но влияние этих факторов на динамику потребительских цен проявит себя намного быстрее, чем это было в предыдущие периоды ощутимого ослабления российской валюты. Раньше между этим событием и ускорением инфляции наблюдался лаг в 3-6 месяцев. 

«Сейчас же торговые сети превентивно закладывают в цены не только сильное подорожание иностранной валюты к рублю, но и возможное продолжение этого тренда, поскольку существует большая неопределенность с динамикой курса рубля», —  рассказывает аналитик.

В макроэкономическом опросе Центробанка экономисты ожидают инфляцию на уровне 20%. Аналитики крупной инвесткомпании, согласившиеся дать комментарий не под запись, поскольку «все настолько ужасно, что говорить об этом небезопасно», полагают, что инфляция по итогам года выйдет за рамки 40%.

Есть и более оптимистичные прогнозы. Евгений Надоршин из «ПФ-капитал» полагает, что инфляция по итогам года может составить 9,8%. 

«С высокой долей вероятности аграрии обеспечат хороший урожай, и по тем товарным позициям, что мы видим на внутреннем рынке, как результат, может получиться разумный уровень инфляции», — говорит он. 

Впрочем, инфляция у разных групп населения разная. Те люди, которых, по европейским меркам, можно считать бедными — пострадают, но влияние экономического кризиса на них будет все же меньше, чем на условный средний класс. 

«Клиенты «Перекрестка» и «Мираторга» ощутят экономический кризис сильнее других. Они получат минимум поддержки и максимум проблем. Все эти ограничения — от остановки импорта iPhone и одежды до закрытия границ для туристических поездок — коснутся, прежде всего, среднего класса. Их уровень жизни снизится», — рассказывает Надоршин.

При такой инфляции кредиты становятся бессмысленными. Эксперты крупной инвесткомпании считают, что объем выдачи кредитов будет близко к нулю — займы со ставкой больше 30% годовых просто никому не нужны. Но не все с этим согласны. 

Скорее всего, власти введут программу льготной ипотеки, чтобы поддержать строительный сектор, полагает Надоршин. Сейчас положение у девелоперов тяжелое: огромные объемы ввода жилья при сильно уменьшившимся спросе. 

«Будет льготная программа с однозначной ставкой процента. «Обычная» ипотека будет с двузначными ставками и мало востребована», — считает Надоршин.

Отсутствие кредита как одного из драйверов развития и общий спад активности во всех сферах приведут к росту безработицы. Одни экономисты полагают, что ее уровень увеличится, но к катастрофическим последствиям это не приведет. 

«Четыре фактора будут влиять на рост безработицы — рецессия, повышение пенсионного возраста, уход иностранных компаний с рынка, плавное внедрение решений по автоматизации. Тем не менее, власти не дадут безработице сильно вырасти. Уровень будет плавно повышаться и достигнет около 6% к 2024 году», — говорит Надоршин. 

Другие эксперты с такими оценками не согласны. Некоторые считают, что только официальный уровень безработицы (который ниже реального) составит более 15% от экономически активного населения. В это легко поверить, глядя, сколько крупных иностранных компаний ушло с рынка. Только у «Макдональдс», который временно закрыл рестораны, по всей стране более 62 000 сотрудников. Уволить в один момент их нельзя по Трудовому кодексу, компания обязана платить им зарплату от трех до пяти месяцев. Но потом им, скорее всего, придется искать новую работу. По данным Statista, в остановивших свою деятельность на территории России компаниях, работало около 120 тысяч человек. 

Число тех, кто будет уволен, будет еще больше — еще не все иностранные игроки ушли из «токсичной» для них юрисдикции.

Жизнь на бензоколонке: к чему это приведет

Экономическая депрессия может распространяться как цепная реакция. Простой пример: «Автоваз» приостанавливает сборку автомобилей из-за дефицита электронных компонентов. У «Камаза» также проблемы с комплектующими — их поставки из Европы заморожены. Если конвейеры заводов замирают надолго, то это грозит не только массовыми увольнениями сотрудников предприятий. Автопроизводители перестают покупать продукцию у сотен российских поставщиков, и, в частности, у тех, кто производит сталь. Сталевары, в свою очередь, снижают заказ на коксующийся уголь и так далее.

Глобальные последствия «эффекта домино» просчитать сейчас сложно. Но все сходятся в одном: дальше будет только хуже. 

«Мы попали в ледяной желоб, как на бобслейной трассе, и катимся по нему вниз… Жить будет гораздо тяжелее», — сказал недавно в интервью DW Сергей Алексашенко, который ранее был замминистра финансов и первым заместителем председателя Центробанка.

Проблемы в экономике неизбежно приведут к росту социальной напряженности в обществе — это и рост преступности, и увеличение уровня недовольства властями. 

«Сейчас мы столкнемся с полным экономическим обесточиванием. Но я как психолог говорю об этом. Что такое экономическое обесточивание? Смена образа жизни приведет к серьезнейшему шоку. Молчание закончится», — считает известный психолог Александр Асмолов. 

Что произойдет после того, как «молчание закончится», не знает сейчас никто.

Источник: forklog.com

Статьи по теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button