Технологии

Патовая ситуация для соцсетей в РФ: как власти борются с цензурой методами цензуры

1 февраля вступили в силу поправки в законодательство РФ, регулирующие распространение информации в социальных сетях. Они обязали владельцев таких сетей контролировать пользовательский контент и фактически заниматься цензурой. 

Для компаний это означает колоссальные затраты на инструменты модерации, но даже если они готовы к этому, риск нарушить крайне размытые правила все равно сохранится, говорят эксперты. 

Подробнее о новых российских реалиях специально для ForkLog рассказали партнер юридической фирмы Digital Rights Center Михаил Третьяк и юрист Никита Истомин. 

  • Власти РФ пытаются законодательно обязать социальные сети блокировать нежелательный контент. От владельцев этих компаний реализация требований потребует колоссальных затрат — неясно, готовы ли они пойти на них ради российского рынка. 
  • Параллельно власти пытаются запретить социальным сетям блокировать «общественно значимую информацию», но законодательство такого понятия не содержит. Это открывает регуляторам возможности для широкой трактовки нормы. 
  • Запутанные требования осложняют жизнь и отечественным IT-компаниям. 

Очередной этап развития государственного регулирования интернета в России имеет двустороннюю направленность. 

С одной стороны, Роскомнадзор требует снятия блокировок с учетных записей, публикующих политический контент в Instagram, а также с аккаунтов российских СМИ и их видеоматериалов на YouTube. 

С другой стороны, с 10 марта Роскомнадзор приступил к замедлению Twitter за неисполнение требований недавно вступивших в силу поправок к Федеральному закону от 27 июля 2006 года №149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Роскомнадзор начал замедлять скорость работы Twitter в РФ и пригрозил блокировкой

Речь идет о введении Федеральным законом от 30 декабря 2020 года №530-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» статьи 10.6 «Особенности распространения информации в социальных сетях», вступившей в силу 1 февраля 2021 года. 

В указанной статье содержится определение социальной сети, которому Twitter, как не трудно догадаться, полностью соответствует. 

Если приводить это определение в сокращенном виде, то под него подпадают любые онлайн-сервисы, соответствующие следующим критериям:

  • обладают функциями создания личных страниц пользователей и обмена информации;
  • доступны на государственном языке и на языках народов РФ;
  • через сервисы может распространяться реклама, направленная на потребителей на территории РФ;
  • доступ к каждому подобному сервису в течение суток с территории РФ осуществляет более 500 тысяч пользователей.

Владельцев социальных сетей де-юре и де-факто обязывают осуществлять полный контроль над информацией, распространяемой пользователями. Статья 10.6 устанавливает в общих формулировках обязанность владельца (а на самом деле — оператора) соцсети не допускать ее использование с целью:

  • совершения преступлений;
  • разглашения охраняемой законом информации;
  • распространения информации с публичными призывами к терроризму или оправдывающей его, экстремистских материалов, пропаганду порнографии, культа насилия и жестокости, а также содержащей нецензурную брань.

Под охраняемой законом информацией имеются в виду государственная, коммерческая, профессиональная и прочие тайны, а также те виды информации, распространение которых было ограничено другими федеральными законами задолго до введения этой статьи. 

Более подробный список содержится в Перечне сведений конфиденциального характера (утвержден указом президента РФ от 6 марта 1997 года №188). Сюда же относится информация о лицах под государственной защитой. 

Однако с 10 января 2021 года вступивший в силу Федеральный закон от 30 декабря 2020 года №515-ФЗ позволит государству ограничивать информацию о госслужащих, их близких, об их имуществе не только в случае угрозы их жизни или здоровью, но и просто в связи с их нахождением на госслужбе. Под это ограничение естественным образом попадает не только сама по себе информация о госслужащих, но и интернет-публикации журналистских расследований о случаях их коррупции.

Более того, вводятся общие обязанности соблюдения запретов и ограничений, установленных законодательством о референдуме и выборах.

Очевидно, что такое положение было включено в текст статьи из-за установленных РКН фактов размещения на Google, YouTube и Facebook политической рекламы накануне выборов (нарушение дня тишины) осенью 2019 года.

И совсем уж общей формулировкой устанавливается обязанность «соблюдать права и законные интересы граждан и организаций, в том числе честь, достоинство и деловую репутацию граждан, деловую репутацию организаций» — положение, которое наверняка будет трактоваться максимально широко.

Помимо вышеупомянутых общих обязанностей не допускать использования соцсетей в определенных целях статья 10.6 обязывает владельцев социальных сетей фактически стать «цензором», самостоятельно осуществлять мониторинг социальных сетей и ограничивать доступ к конкретному перечню информации. К такой информации отнесены: 

  • очевидные противозаконные сведения (например, порнографические материалы с несовершеннолетними, способы совершения самоубийств и призывы к самоубийству, способы и методы производства наркотиков); 
  • достаточно спорные сведения, которые, тем не менее, все чаще и чаще становятся предметом судебных разбирательств в рамках уголовных дел об экстремизме, массовых беспорядках (включая призывы к такого рода деятельности) или административных дел (вовлечение в несанкционированные митинги, оскорбление власти, распространение «фейковых» новостей).

Российский суд оштрафовал Twitter на 8,9 млн рублей

С введением этих ограничений и вступлением в силу поправок, принятых к Федеральному закону от 30 декабря 2020 года №482-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации», владельцы соцсетей поставлены в очень непростое положение. 

Это обусловлено тем, что теперь владелец может быть признан причастным к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан РФ в случае ограничения общественно значимой информации на территории Российской Федерации (в том числе сообщений и/или материалов зарегистрированных СМИ). 

Основная сложность заключается в единовременном выполнении сразу двух требований: с одной стороны, ограничивать определенные виды информации, а с другой — не ограничивать доступ к общественно значимой информации.

Текущее законодательство определения «общественно значимой информации» не содержит (то есть, к ней может быть отнесена любая информация), а в списке информации к ограничению в некоторых случаях нет конкретики. 

Своеобразный парадокс заключается в том, что удаление или запрет на публикацию контента «на всякий случай» во избежание претензий Роскомнадзора (РКН) может вызвать обратный эффект и повлечь за собой такие претензии. 

Не вселяет уверенности и непоследовательное правоприменение: есть риск, что, например, материалы одних СМИ, формально подпадающие под категорию информации к ограничению, будут выборочно удалены или доступ к ним ограничит РКН, а материалы других СМИ на те же темы, но поданные иным образом, нет.

К тому же, самим социальным сетям придется не только чаще взаимодействовать с государственным регулятором, но и пересматривать свои процессы модерации и премодерации контента. 

В идеальном варианте контент должен проходить автоматическую премодерацию через программный фильтр, после чего какой-либо «спорный» контент может быть одобрен для публикации вручную модератором. Однако создание и совершенствование таких систем автоматической премодерации, как и найм дополнительного штата модераторов, требуют колоссальных затрат.

Существует практика, когда интернет-сервисы блокируют доступ пользователей из некоторых государств, в том числе, для снижения регуляторных рисков, связанных с выполнением требований норм права по обработке персональных данных. В случае с соцсетями, они могут просто настроить IP-фильтры для недопуска пользователей из определенных юрисдикций на свои платформы.

Наконец, некоторые американские интернет-компании не предоставляют услуги лицам, проживающим на территории Крыма, в связи с санкциями. Это означает, что в отношении таких компаний должны приниматься меры по блокировке их ресурсов на территории всей РФ.

Принятые в текущем виде поправки представляют собой палку о двух концах. Они обязывают владельцев социальных сетей заниматься цензурой, но одновременно цензуру в отношении неопределенной «общественно значимой информации» запрещают. 

Сказать, что они помогают соблюсти баланс защиты свободы слова и общественной безопасности, нельзя. Эти поправки определенно осложняют дальнейшее соблюдение требований российского законодательства, в первую очередь — отечественными представителями IT-сектора, которых уже второй год безуспешно пытается поддержать государство.

Источник: forklog.com

Статьи по теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button